к.т.н. Руцков М.В.

 

                               Поведай мне свои мечты

 

Дорогие читатели, позвольте закрепить пройденный материал и слегка развить тему, затронутую в предыдущей публикации - о круговороте мозгов в природе. Сразу хочу дико извиниться пред моим любимым писателем-фантастом Клиффордом Саймаком – за откровенный плагиат, пардон! Речь идёт о его фантастически гениальном произведении – “Поведай мне свои печали”. Рассказ написан аж в 1960 году, в возрасте чуть больше моего - сегодня. Эх, мистер, Вам бы глянуть, что сейчас творится. Ну, тогда давайте вместе - на пару оторвёмся. Но сначала несколько вступительных слов о самом произведении.

Повествование идёт от лица подметальщика психлечебницы, к которому неожиданно припёрся инопланетянин, т.е. - межгалактический сюжет. Однако методом аналогий можно распространить сию ситуацию и на земные отношения: меж “переразвитыми” и “недоразвитыми”  странами,  городом и деревней, членами семьи и даже в собственной голове, ежели внутренний голос достаёт. Вобще-то по Гегелю это называется  - “Дурная бесконечность”. Вот именно с этих позиций и проанализируем ситуацию. Итак, мистер Саймак – Ваш выход.

            Я сразу смекнул, что это пришелец. Выглядел он, в общем-то, похожим  на человека, но за людьми роботы по пятам не таскаются.

            Да уж, беда не приходит одна –  в данном случае, с роботом явилась. А кто они последние – ребята бравые? Знамо дело – наши “утёкшие мозги”. Поехали родные, по зову мечты, высокие технологии двигать, но превратились в подметальщиков. Эмиграция – плохая ситуация. До конца жизни на “дядю прохвессора” горбатиться, у которого лишь одна забота – вываливать в Интернет списки своих “научных трудов”.  Иногда в таких объёмах, что и двух жизней не хватит всё это перечитать. Извиняюсь, отвлёкся, ну это так – для профилактики.  

Так что я сказал пришельцу "Добрый вечер" и предложил присесть. А  он ответил "Спасибо" и сел.

- Ты тоже садись, - обратился я к  роботу  и  подвинулся,  чтобы  ему хватило места.

- Пусть стоит, - ответил пришелец. - Он не умеет сидеть.  Это  просто машина.

 Робот лязгнул на него шестеренкой, а больше ничего не сказал.

Ага – робот с интересом собственным. Такие обычно получаются из эмигрантов другого рода, которым всё равно, чем заниматься, лишь бы деньгу зашибить. Их начинает шибко сильно тянуть на Родину. Нет, не в плане ностальгии, а с целью чего-нибудь перепродать. В нашем случае – мозги. Вот и тащат они к нам  - бизнесменов-пришельцев.

Вы можете рассказать мне про этот  город, - ответил  пришелец. - Кажется, его имя Милвилл?

- Милвилл, это точно. А что тебе надо про него знать?

- Всевозможные грустные истории, - сказал робот. Он,  наконец,  решил заговорить.

- Робот не ошибается, - подтвердил пришелец, устраиваясь поудобнее  в позе, явно выражающей предвкушение.

- Поведайте мне обо всех здешних бедах и несчастьях.

            В нашем случае несчастья трансформировались в мечты. Они (пришельцы) и рады бы  сами помечтать, но, в силу узкой специализации, разучились это делать – криво как-то получается. Вот, например, что пишет “мировой лидер цифровой записи: “Автоматическое обнаружение подозрительных ситуаций, включая - нанесение ущерба собственности, нападение и грабежи”. А надо бы - постепенно, пореальней, чтоб народ поверил. Как это видеосистема, нападение и грабежи засекать-то будет – м-да!  Поэтому и повадились к нам, эх. Например, мой итальянский “друг” при каждой встрече спрашивает: “Ну, придумал что-нибудь новенькое?”. Приходится тормозить: “Да вы с отгруженным хоть слегка разберитесь – третий год уж в SlowSpeedFilter  въехать не можете!”. А потом, по-русски, их как-то жалко становится – возьмёшь и ляпнешь что-нибудь “высокоинтеллектуальное”.

- Ты все записал? - спросил пришелец у робота.

- Все записано, - отвечал робот.

- Какие потрясающие нюансы! - воскликнул пришелец. - Какая  жестокая, всеподавляющая реальность!.. - Какая  скорбь!  -  Какая   замечательная планета!..

- Лучше бы вы закруглялись, - предупредил его робот. - Вам  же известно, что будет дальше...

- Ну, еще одну, - взмолился пришелец. - Я  ни  в одном глазу. Одну самую-самую последнюю...

            Так зачем же им наши “мечты” понадобились. А чтобы шагать в ногу со временем – конкурировать ведь как-то надо. Готовы любые деньги платить, чтобы только бежать впереди паровоза.

- Значит, ты заплатил за это?

- Непомерно много, - ответил робот. - Они увидели, что ему невтерпеж, и взвинтили цену.

- Но я с ними расквитаюсь, - вставил пришелец.  -  Если  я  не  сумею извлечь из этой поездки прибыль, пусть меня никогда больше не назовут... И   он   произнес   что-то   длинное,   заковыристое   и   совершенно бессмысленное.

- Это тебя так зовут? - спросил я.

- Конечно. Но вы зовите меня Вильбур. А робота - робота можете  звать Лестер.

            По закону рынка – спрос рождает предложение, и мечты превращаются в ходовой товар. Естественно кто-то становится “профессиональным мечтателем”, а кто-то: покупателем, посредником и т.д. В общем, образуется классическая цепочка “заинтересованных лиц”.

Тогда я пересказал ему несколько историй болезни,  заимствованных  из психолечебницы. Я старался выбирать случаи потяжелее, и  Вильбур  принялся реветь, а робот заявил:

- Сами видите, что вы наделали. У него пьяная истерика.

            О, наши “мечтатели” выдают только “первосортные фантазии” высочайшего класса. По этому показателю мы уже вышли на первое место в мире, удовлетворяя не только внутренние потребности, но и с успехом экспортируя, сей товар во все стороны – даже в Юго-Восточную Азию. Чем и объясняется наплыв оттуда цифровых видеомагнитофонов “нового поколения”. Там вы уже обнаружите: и “интеллектуальные” детекторы движения, и детекторы оставленных предметов…, и “то ли ещё будет” – о-го-го!

- Запиши все до слова, - приказал Вильбур роботу. - Мы заработаем  на этом миллион. Надо же вернуть себе то, что переплачено за обучение.  -  Он тяжко  вздохнул.  -  Нет,  я  не  жалею  о  деньгах.  Что  за  прелестная, преисполненная скорбей планета!

Однако, перепроизводство “фантазий” уже начало пагубно сказываться на разработках реальных систем с приземлёнными идеями. Более того, едва сформировавшиеся “мозги” шибко сильно рвутся к “потребителю” и поэтому – “утекают”! Пришлось даже “технопарков” понастроить, чтоб “молодые дарования” смогли там пройти курс реабилитации. Но не всех берут, однако. Вот попробуйте прийти и заявить: “Хочу сделать высокоточный помехоустойчивый детектор движения – примите?”. На вас посмотрят, как на сумасшедшего:  “Прошлый век, берём только особо одарённых!”.

Я кинулся к двери - и точно, Вильбур сидел на крылечке, слезы текли у него по лицу, и слушал он не кого-нибудь,  а  Джека  Риттера,  -  а  враля нахальнее, чем старина  Джек,  не  встретишь  ни  в  нашем  округе,  ни  в соседних.  Он,  наверняка,  выкладывал  Вильбуру  чистый   бред,   который выдумывал сходу.

Причем, “утечка мозгов” идёт не без помощи вышеупомянутых “роботов”. В последнее время они настолько активизировались, что начали представлять реальную угрозу  национальной безопасности.

- Я так называемый робот пришельца. Невзирая на тот  очевидный  факт, что я просто машина, я в то же  время  преданный  слуга.  Если  вы  хотите поведать нам свои печали, можете конфиденциально сообщить их мне. А  я  не премину передать их своему хозяину.

            Так хорошо, а они-то что с нашими “мечтами” делают?  Знамо дело – привлекают инвестиции. Тут давеча ко мне пара “роботов” завалилась: Давай вместе фирму у нас откроем – фифти-фифти. А смысл? У нас гигантский рынок, но без нас ты ничего не продашь – лэйбл стоять должен “Мэйд ин здесь”. Так приклейте! Ты учёный и ничего в бизнесе не понимаешь – мы создаём фирму, а от тебя лишь требуется внести своё “ноу-хау”. Далее мы с ходу найдём первого инвестора на пятьсот штук баксов и начнём раскручиваться. Что ж вас скрутило-то так. А сами  - что вносите? Как что – наши связи! И года за три поднимем стоимость “вертолёта” аж до ста лимонов, а потом продадим! Но надо что-нибудь жаренное – экстраординарное, в смысле технологий”.           

- Хозяин, - отвечал Лестер, - предпочитает глубокую  скорбь, но не отказывается и от печалей всякого иного рода. У нас дома  найдется  немало  страстных  охотников  до первосортных горестей, присущих данной планете.

            Через пару дней атака повторилась, но теперь речь шла уже о шестидесяти лимонах и пяти годах раскрутки. Пришлось отбиваться: “Отдам “ноу-хау” только в хорошие руки. А кстати, куда сорок лимонов делось, да два года мытарств добавилось? Ладно, не хочешь свои штучки выкладывать, тогда давай эксклюзив на их использование по всему миру, Россию можешь себе оставить. Вот те на – изобретёшь велосипед, а кататься только по квартире можно! Эх, с тобой не договоришься, ну дай хоть прикурить. Ну, так бы и сказали, противопоказаний нет – всегда, пожалуйста!”. И дал – а на душе как-то легко стало.

            Все действительно  так,  как мне говорили? Он сидит и выслушивает чужие беды, и те, кто  побеседовал  с ним, сразу чувствуют себя лучше?

Доктор Абель разволновался. Он опять схватил меня за рубаху.

- Ты что, не видишь, что на нас свалилось? - чуть не закричал  он  на меня.

- На нас? - переспросил я.  Он не обратил на это внимания.

- Величайший психиатр, - изрек док, -  какого  когда-либо  знал  мир! Крупнейший вклад в психиатрию с самого начала времен! Понимаешь, к чему  я клоню?

            Гениальная мысль – “откачивать” дурные фантазии, а не давать им перегнивать внутри головы, подготавливая  благодатную почву новым. Глядишь так, и “вылечиться” можно – поэтому “охотники за мечтами” нам очень бы пригодились.

            Пришелец - существо  со  звезд, не связанное человеческими предрассудками. Из самого определения  следует, что он в состоянии принять любые печали и вобрать их своим  нечеловеческим естеством...

            Тогда по принципу – “Сено к лошади не ходит”, надо хватать “бизнесменов-пришельцев” за жабры, да запускать в наши “технопарки”. Пусть парочками садятся на лавочки с “мозгами” нашими и – “мерсикают” себе на здоровье!

- Вильбур, слушай меня внимательно, - начал я. - Я тут припас кое-что специально для тебя. Есть такое место, где всех терзают страшные заботы  и ужасающие печали. Понимаешь, не некоторых, а всех без исключения. Эти люди настолько озабочены и скорбны, что не могут жить с другими вместе...  Вильбур выбрался из постели и, покачиваясь, встал на ноги.

- В-веди м-меня туда немедля, - произнес он.

            Плюсы со всех сторон: “мозги” не “утекают”, а “лечатся”,  такса за вход в “парк”, проживание и “услуги” - взимается, “Аэрофлот” налогами госбюджет заваливает и перспективы великолепные открываются. Ну, например, можно как в теплице взращивать “фирмы перспективные”, да продавать их – “туда”, в виде рассады. Инвесторы местные с руками оторвут – деньги-то девать некуда, насосались! Вот уж благодать наступит!!!

- Приятель, - заявил Вильбур, -  денег  у  нас  вагон. Сколько  тебе нужно?

            Но “там”, тоже смекнули – добром сие не кончится. Сначала “пузыри” красивые полетят ввысь, а после внедрения на объекты, начнут лопаться. Вот тут-то скандал и разразится – куда деньги налогоплательщиков дели!

- Зовите меня Джейк. Зовите меня, как вам заблагорассудится. Лишь бы найти выход из этого дурацкого положения.

- Стало быть, есть и другие такие же, как Вильбур? Джейк печально кивнул.

- А мы заберем их всех, - решил я. - И будем их очень любить. Всех до единого.

- Вы с ума сошли!

- Конечно, - подтвердил я. - Потому-то они нам и нужны.

            Эх, как бы дров не наломать, а вдруг всё получится с точностью до наоборот – “мозги” может,    и останутся, но отупеют, а денежки совсем в другом направлении потекут. Надо бы промоделировать.

Я  видел,  что он уже все взвесил и намерен, держа инопланетянина в неволе, сделаться с его помощью мировой знаменитостью.

            А вдруг сие мероприятие криво пойдёт - в теневой бизнес, да начнутся встречи нелегальные по квартирам подпольным, причём всех поголовно, кому не лень. Как дань новому веянию – кошмар!

- Про пришельцев, - сказала она. - Про таких же точно, как твой.  Про славных, добрых, участливых  пришельцев.  Они повсюду.  Повсюду на всей Земле. Их множество, куда ни глянь. Тысячи. А может, миллионы...

            Вот так оно на самом деле и происходит – пошла вода в хату. Дела побросали, только мозгами торгуют.

"Грязный мошенник Джейк", - выругался  я  про  себя.  А  говорил-то, словно их совсем-совсем немного, распинался, - мол, цивилизация у них такая культурная и совершенная, что и психов почти не осталось...

            А “там” – все такие, как следствие “переразвитости”. Потому что во главу угла поставлены деньги. Думаю, чтобы созидать новые, полезные для людей технологии и продукты, нужна, наверное, духовность. Может быть, церковь в качестве инвестора привлечь? Короче, ребята – гоните всех этих “пришельцев”  с “роботами” в шею! Да и “туда” особо не рвитесь – отупеете!

     - Мистер, - спросил он, - нет ли у вас печалей, которые вы хотели  бы мне поведать?

     - Нет, - отмахнулся я. - Нет у меня никаких печалей.

     - Ну, хотя бы забот?

     - Забот тоже нет.

            А теперь надо что-то делать. Запретительные меры вряд ли помогут. Всё равно “просачиваться” будут: “мозги” - туда, а “пришельцы”-  сюда.       Думаю, нужен госзаказ, как центр “кристаллизации” в перебродившем болоте. Тем более что нефтедолларов навалом образовалось. Но с парой “но”. Во-первых, кто его - госзаказ сформирует. А во-вторых – проверит  выполнение. Если не будут жёсткой ответственности за потраченные средства – то грош цена всем этим инновациям. Ну а еже ли сработает, то и школы научные возродятся и технологии в массы пойдут. Но сейчас – беда!

Потому что с помощью всех тех  Вильбуров,  которых  Джейк  сослал на Землю, у нас  вскоре  не останется ни единого собственного психа. Не останется никого, кто будет чем-то опечален или озабочен. Ну, и скукотища же наступит, не приведи бог!

Так, что-то мы (с Клиффордом на пару) заболтались тут с вами, забот – полон рот.

     Я должен был попасть в банк  раньше,  чем  док  успеет  приостановить платеж по чеку на семь тысяч долларов.

 

Rambler's Top100